Давайте обсудим!

Абзац ниже, выделенный красным цветом,  относится не к сайту,  это моя собственная жизненная ситуация. (Т.А.)

Срочная информация для тех, кто получил в апреле (а может, получали и раньше) эл. письма якобы от меня, с обратным адресом

«tamara-adamiants» sea.olimp@rambler.ru

На самом деле это адрес моей бывшей аспирантки, Гармажаповой Елены Анатольевны. Получается, она посылала письма под моим именем осознанно, рассчитывая на авторитет моего имени (сочетание «tamara-adamiants» знакомо многим, его «знают» поисковики), но желая при этом остаться в тени. Она предлагает адресатам  свои размышления и еще раз подписывает письма моим именем. Я случайно узнала об этом. Сама она на письма не отвечает, телефоны ее и ее мужа отключены. Посоветуйте, что делать?

А теперь — материал сайта.

Одна преподавательница литературы прислала такой комментарий на мой блог в «Педсовете»: «Почти у всех произведений, которые мы проходим в школе, одна и та же интенциональность: «главный герой — лишний человек»…

Попробуем пораасуждать… Как так – одна и та же? Все литературные герои – из разных временных пластов, из разных социальных слоев, все действовали и жили в разных обстоятельствах. Что особенное, отличное от других, хотели сказать (выразить, понять, поставить на обсуждение общественности) авторы при создании своих произведений, ведь у каждого из них, конечно же, свое, индивидуальное мировидение?

Здесь мы встречаемся с «отстаиванием права» на использование штампов,  неких идеологизированных выводов и обобщений, которые сами по себе, конечно же, имеют право на жизнь, но ведь они «засушивают» интереснейший предмет — русскую литературу. 

Почему бы заодно не попытаться понять автора, найти такие смысловые нюансы, которые свойственны только ЭТОМУ автору? Что именно его смущало, тревожило, вдохновляло и т.д. зачем, для чего  он создавал свой труд? Неплохо бы это обсудить.

Недавно меня спросили: «Вот, например, Вы говорите, что ответ «Волк Зайцу не товарищ» (по поводу мультика «Ну, погоди!») — это неадекватное восприятие. Но ведь ответ правильный: волк действительно зайцу не товарищ!». 

Ответ: фраза, если ее рассматривать вне контекста,  правильная, волк действительно зайцу не товарищ, но все же это неудачный ответ на тот вопрос, который был задан: надо было сформулировать самое главное, что хотели сказать создатели мультфильма, иными словами – его смысл. Ответ «волк зайцу не товарищ» – это собственное умозаключение на основании увиденного, каждый человек имеет право на собственные умозаключения, суждения, выводы, предположения и т.д. Но ведь при этом никто не мешает ему и понять то, что хотел сказать автор, не правда ли? Адекватное понимание и собственные суждения — это две разные ментальные процедуры, их надо различать,  сознание человека не должно быть «свалкой», в которой даже он сам  плохо ориентируется. Бывает, конечно, что результат этих разных ментальных процедур совпадает, но в данном случае это не так.

При адекватном ответе на просьбу назвать самое главное, что хотели сказать создатели произведения, иными словами, сформулировать его смысл, в сознании человека «выстраивается» виртуальная многоуровневая мотивационно-целевая структура, близкая к той (адекватная ей), которая латентно, но вполне объективно присутствует в самом произведении (в данном случае в мультфильме), причем вершиной этой структуры оказывается авторская интенциональность (равнодействующая мотивов и целей). В мультфильме «Ну, погоди!» авторская интенциональность формулируется примерно так: авторы хотели сказать (у них «сказалось»), что агрессивность может быть глупой и смешной, что она «по жизни» наказуема и потому неэффективна. Не верите – попробуйте сами «выстроить» имеющиеся в фильме смысловые и эмоциональные блоки по иерархии, или по главенству. Или найдите подробный разбор этого мультфильма несколько ниже, то есть на этой же странице «Давайте обсудим!».

Так что фраза «волк зайцу не товарищ» сама по себе возражений не вызывает, но она не адекватна авторской интенциональности.

Очень важно уметь видеть в произведении авторскую интенциональность, или смысл, это непростая интеллектуальная деятельность, доступная без специальных обучающих мероприятий всего 14-25% людей, безотносительно к принадлежности человека к стране проживания, национальности, полу и т.д.

Продолжение разговора проходило по эл. почте (как как я понимаю, «сомневающаяся личность»  берет примеры из одной моей статьи, где есть примеры восприятия мультфильма «Ну, погоди!»).

Письмо: Сам вопрос для меня разрешен до конца так и не был. Почему все же такой ответ, как «добро побеждает зло» (равно как, наверно, и ответы «волк зайцу не товарищ» или «хотели показать взаимоотношения сильного и слабого, как хитрость, смекалка могут помочь слабому в борьбе с сильным»), который, как написано в этом же разборе,  «…конечно, нельзя назвать неадекватным, но…», тем не менее, таковым является? Я бы это определил как несовершенную попытку восприятия, которую, например, даже не пытался сделать человек, давший ответ: «прикольный мультик».
Тем более это важно при анализе произведений детьми… Непедагогично как-то говорить ребенку, что думать, что мультик о том, что добро побеждает зло, неправильно, когда истине это не противоречит. А может это я такой неадекватно воспринимающий и поэтому агрессивный?

Ответ: Скорее любознательный, это не возбраняется. Определение вышеназванных ответов как «несовершенная попытка восприятия» неплохое, еще точнее сказать, что это — «несовершенная попытка понимания» (восприятие происходит в любом случае, а понимание – не всегда). Приведенные Вами примеры (их первоначальный источник — ответы в анкетах), кроме умозаключения «волк зайцу не товарищ», о котором мы уже говорили выше,  - это  частично адекватное восприятие (очень большая группа аудитории , не менее 35%).  Неадекватным такое восприятие не назовешь, но и до адекватного восприятия не дотягивает. Обычно к такой группе мы относим респондентов, интерпретирующих путем пересказа сюжета, основных информационных блоков и т.д., причем без выхода на авторскую интенциональность (точнее, без «подъема» до нее). Сюда же мы относим и интерпретации, которые являются штампами, общими словами, общеизвестными истинами,  банальностями. Вот, например, выражение «добро побеждает зло» — его ведь можно применить практически к любому (или почти к любому) произведению. К слову сказать, какая фактическая борьба между добром и злом происходила в мультфильме «Ну, погоди!»? Явное и открытое морализаторство снизило бы художественную ценность и вызвало отторжение, а этого с мультфильмом не произошло. Задача при адекватном интерпретировании – суметь увидеть то особенное, индивидуальное, что свойственно именно ЭТОМУ произведению, что отличает его от других, придает свою неповторимую энергетику. Сколько имеется на свете позитивно ориентированных мультиков – неужели у всех одна и та же интенциональность?

… И еще несколько слов. Зачем говорить детям: «…думать, что мультик о том, что добро побеждает зло, неправильно» (это я Вас процитировала). Оно дело — научное или околонаучное обсуждение, совсем другое —  особености общения с детьми. Лучше им помочь понять подлинный смысл мультика, а это то, что хотели сказать, передать, выразить его создатели. По нашим экспериментам, несколько занятий по развитию навыков понимания – и ребенок перестает отделываться пересказом сюжета или штампами, в его головке происходит некая нужная перестройка, вырабатывается привычка искать в том, что он воспринимает, смысл. А заодно начинает понимать, что «добро побеждает зло», к сожалению, не автоматически, что всегда есть внутренние, зависящие в том числе и от нас самих, причины, ведущие к  победам.

DSC00101

На мое послание пришло вот такое письмо :

«Посмотрел «Продолжение разговора».
Именно такой ответ я и ожидал. Как минимум, это логично, что не все приведенные мной примеры ответов равнозначны по глубине понимания и анализа смысла и что детям результат можно (и нужно) преподносить в более мягкой форме, нежели я обозначил. И о том, что воспитание и развитие детей от науки нужно отделять, я, конечно, тоже думал.
Все мои вопросы пока вызваны тем, что я определяю для себя что вообще такое социальная коммуникация с точки зрения социологии, где границы её применения. Ну и, разумеется, как все это соотносится с моими жизненными представлениями.
И спасибо Вам, что помогаете мне разобраться с этими вопросами! Понимание, как основная цель коммуникации, происходит!:-)»

Коллаж для Фотошопа - Дерево сезонов " Каталог авторских Фот…

Прекрасная иллюстрация к приведенной выше переписке, не правда ли? Нашлась в Интернете, как одно из изобразительных представлений о Древе познания добра и зла. Надеюсь, автор этого коллажа не обидется: наш сайт не коммерческий. (Т.А.)

И все-таки тема не закончена. Прошло несколько дней после окончания обсуждения  особенностей восприятия мультфильма «Ну, погоди!» с «сомневающейся личностью» (см. выше), но мои мысли невольно снова и снова возвращаются к поднятой проблеме. Все-таки я тоже должна обнаружить адекватное понимание ситуации и сделать нужные и честные акценты. Да, «сознание человека не должно быть «свалкой», в которой даже он сам  плохо ориентируется», да, нужно научиться понимать смысл произведения, но разве сегодня этому кто-нибудь учит (кроме приверженцев семиосоциопсихологической концепции, в частности, на этом сайте)? Мало того, что не учат!!!  (пока не учат?) — так такой способ восприятия, который нельзя назвать адекватным, фактически  поощряется теми научными направлениями, которые декларируют множественность смыслов, а они сегодня в фаворе на самых разных уровнях, в том числе в системе образования. Но и к системе образования особых претензий у меня нет: здесь идет поиск оптимальных моделей обучения и развития подрастающего поколения, надеюсь, будут использоваться и новые идеи и подходы.    Я об этом много писала, что-то об этом есть и на этом сайте, поэтому повторяться не буду, а скажу, что состоявшийся разговор  оцениваю как хороший знак.

Из переписки по эл. почте (слегка сокращено)

Тамара Завеновна, доброго дня!

Меня зовут Евгений. По основной своей специальности я химик-инженер. Работал в разных сферах, но так или иначе в сферу моих интересов попадали проблемы понимания и мышления. В рамках семинаров киноатнропология и актуальная антропология я принимал участие в разработке представлений о современном человеке.
Углубляясь в эту тему, я неизбежно знакомился с Вашими работами и работами Т.М. Дридзе.
Получая при этом несказанное удовольствие.
То, что я увидел в семиосоциопсихологической концепции, во многом подтверждает и во многом развивает находки других областей знаний. Я прошу Вас о встрече…
Комментарий. Я встречалась с Евгением,  у нас  состоялся интересный разговор. Возможно, в скором времени он начнет заниматься проблемами понимания более углубленно.

;) ;)

Уважаемая Тамара Завеновна!

Меня зовут Мариям.  Много лет интересуюсь психологией понимания и взаимопонимания, защитила в МГУ диссертацию по стратегиям понимания психологом клиента (по социальной психологии). В целом Ваш подход и подход Т.М. Дридзе мне очень близок, он один из самых красивых и  содержательных. Я несколько раз заходила на Ваш сайт, и вот решилась написать… Хотелось бы узнать Ваше мнение  о моей работе  - и исследовательском  подходе. Если у Вас  будет возможность и интерес —  пришлю   текст, над которым я сейчас работаю. Мне это интересно не только для защиты диссертации (докторской – Т.З.), но и в целом…  Мне кажется, что  тот подход, который есть в моих работах, ближе Вашему по своему содержанию.
С добрыми пожеланиями и благодарностью за Ваши работы, Мариям.

Ответ:
Уважаемая Мариям! Рада Вашему письму. Надеюсь, Вы не обижаетесь на меня за то,  что я помещаю его на сайт (конечно, я убрала Вашу фамилию и другие данные).

Это типичная ситуация – люди из мира науки, исследующие те или иные аспекты общения и взаимодействия людей, при встрече с семиосоциопсихологической концепцией находят здесь что-то созвучное своим собственным выводам и наблюдениям. Почему так происходит? Во-первых, потому, что идеи, как говорится, «носятся в воздухе», а Тамара Моисеевна Дридзе намного опередила свое время, она, как я считаю, «учёный для учёных». Нет ничего удивительного в том, что сегодня ее идеи кажутся созвучными, правильными и прогрессивными многим исследователям из разных сфер, так или иначе связанных с коммуникацией (ведь, по сути дела, вся наша жизнь – это коммуникация)

Поэтому я расцениваю как положительный факт признание и распространение ее идей, ведь они ориентированы на  развитие и упрочение гуманистических процессов в социуме; эту же цель преследует и этот сайт. Как Вы могли заметить, в своих работах я постоянно подчеркиваю научные приоритеты Т.М. Дридзе, поскольку ей удалось сказать принципиально новое слово в науке. И не только декларативно, но и разработать новый исследовательский метод, который позволяет обосновать верность теоретических постулатов, «перебросить мостик» к реальным делам. А исследовательские методы рождаются крайне редко, как мы все знаем.

В свое время у Т.М. Дридзе набралась целая подборка книг и статей, где были беззастенчиво, без ссылок,  использованы ее идеи и наработки. Я сама лично (в 90-е годы)  купила на одной из научных конференций книгу, где положения, касающиеся общих принципов социальной коммуникации, были переложены для одной из ее сфер, причем с использованием всех специфических терминов и подходов семиосоциопсихологии. Конечно, сейчас время другое, плагиат пресекается, но начинающим (да и не только начинающим) людям из мира науки заманчиво создать свою собственную теорию. Это никому не возбраняется, но если при этом из стройной концепции «выдергивается» отдельная часть или придумывается другой термин, вместо уже существующего, ничего хорошего для развития науки не происходит. Мало того, вольно или невольно замалчивается и главная концепция (вроде бы ее и не было никогда).

Я поделилась с Вами своими наблюдениями и огорчениями. Надеюсь, Вы поймете меня правильно, тем более что Вам созвучны идеи семиосоциопсихологии. Я приглашаю Вас в ее пространство, оно огромно, открыто и более чем перспективно – и для науки, и для научного исследователя.
Если Вам важно мое мнение о Ваших работах – присылайте, но все же не самые объёмные!!!

Т.З. Адамьянц

Продолжение разговора

Уважаемая Мариям! Я решила кое-то уточнить в нашем разговоре. Конечно же, Вам совсем не обязательно становиться адептом семиосоциопсихологии, если речь идет только о созвучии положений и идей – это открытое поле, тем более что сегодня те идеи Т.М. Дридзе, которые лет двадцать-тридцать тому назад были принципиально новыми, сегодня становятся «общими местами», причем многие исследователи пришли к ним и своими собственными путями. Это, например, утверждение о необходимости учета мнений всех заинтересованных при принятии управленческих решений, выводы об эффективности диалогических форм общения, о том, что диалог – это взаимопонимание. Но при углублении научного поиска, когда в анализ вводятся социоментальные характеристики, интенциональность коммуникатора (коммуникативного акта), когда выясняется, состоялось ли искомое взаимопонимание, исследователь неминуемо будет иметь дело с методами семиосоциопсихологии, либо изобретать свои. Т.З. Адамьянц
;) ;) ;)

НЕДАВНО МНЕ ЗАДАЛИ ВОПРОС (после моих недавних публикаций об исследованиях, где респондентами были подростки):  -Тамара Завеновна, Вы теперь подростками занимаетесь? .

-Нет, я все так же занимаюсь социальной коммуникацией, а это процесс двусторонний: с одной стороны — автор и его материал а, с другой, — человек и особенности его восприятия. Поэтому я постоянно обращаюсь к разным группам аудитории: детям, подросткам, студентам, пенсионерам и т.д.
portret
НОВЫЙ ИНТЕРЕСНЫЙ ВОПРОС! (от автора блога «Время развивать» Т. Поповой)  

Тамара Завеновна, у меня появились новые вопросы. Мне кажется, что понимание — это частный случай познания, в котором объектом выступает некий смысл, созданный другим человеком. В связи с этим, хотелось бы уточнить: можно ли понять  произведение, созданное не одним автором, а относящееся к так называемому народному творчеству. В частности, возможно ли понимание такого специфического жанра как игры
(скажем, жмурки или казаки-разбойники). Результатом понимания может быть выявление практического смысла? Понять можно художественное произведение или научное тоже?
Можно ли понять, например, смысл учебника?
Вопросы мои продиктованы отчасти исследовательским любопытством, отчасти — практическим интересом. Мы с друзьями хотели бы обратить внимание на траченные традиции детских дворовых игр. Кроме того, чтобы просто напомнить детям и родителям их правила, мы бы хотели обсудить их глубинный смысл (мне кажется, в некоторых играх, сохранившихся издавна, он есть).
Если Вам не кажется эта идея надуманной, мы бы хотели пригласить вас выступить экспертом и поделиться с родителями своей точкой зрения.

ПРИГЛАШАЮ К ОБСУЖДЕНИЮ! (Т.Адамьянц)
drevo2

;) ;) ;)

ОТВЕТ
Те варианты общения и взаимодействия людей, о которых идет речь в Вашем письме, не являются социальной коммуникацией в традиционном, общепринятом варианте, поэтому механизм понимания, о котором идет речь, здесь будет эффективным не всегда.
Вот, например, учебник. Это чаще научная, учебная или деловая коммуникация, здесь целеполагание на поверхности: передать информацию, научить. Здесь и мотивационно-целевой структуры, по сути, нет: одна сплошная «линейка» информационных блоков, которые надо запомнить, выучить, понять внутреннюю логику. Но если автор учебника пытается каким-то образом, используя свои научные выкладки, повлиять на общество, изменить или сформировать взгляды, представления, политические пристрастия и т.д. – тут уже «набор» смысловых доминант другой, и мотивационно-целевая структура более сложная, и об авторской интенциональности уже надо догадываться.
Произведения народного творчества тоже бывают разные. Например, песня. Если это целостное, завершенное произведение, имеющее сюжет, в таком случае оно поддается мотивационно-целевому анализу, доказательно выделить его смысловую составляющую возможно. Однако если это отрывки, куски, части (на протяжении веков что-то могло потеряться, забыться и т.д.) – тут необходим индивидуальный подход. Но на уровне значений получить ценную информацию можно и в таких случаях.
Неоднозначная ситуация и с играми. Возьмем соревновательные или развлекательные игры. Здесь целеполагание также на поверхности, никаких особых смыслов сегодня в эти игры не вкладывается. А прежде? Были ли тайные или даже сакральные смыслы в передающихся из поколения в поколение правилах (условиях, сценариях) различных массовых мероприятий, действий, которые сегодня мы называем традициями, ритуалами, играми? Во многих случаях, я думаю, были, и об этом имеется немало научных и не совсем научных трудов. Но это уже не сфера социальной коммуникации. Не будем обижать историков и этнографов.
;) ;) ;)

Продолжение ответа на письмо Т. Поповой  

Еще Вы спрашивали, может ли быть результатом понимания «выявление практического смысла»? Это очень актуальный сегодня вопрос, поскольку в педагогике нередко «выявление практического смысла» расценивают как навыки понимания текста, причем по результатам  выявления «практического смысла» даже происходит тестирование школьников в некоторых исследованиях. Однако понимание смысла произведения (он кроется в авторской интенциональности)  и  приобретение из содержания произведения практических навыков – это две разные ментальные операции, их не надо смешивать. Поэтому, если речь идет о понимании целостных, завершенных произведений (коммуникативных актов), судить о качестве понимания по такому критерию в корне неверно.

Но люди все время чему-то учатся и реально приобретают практические навыки из воспринятого (текста, игры, соревнования, занятия и т.д.). Конечно, хорошо, если человек, прочитав произведение, узнает из него и запомнит, как, например, разводить костер или варить суп. Это – практический навык или, точнее, содержание практического навыка, который в процессе коммуникации поначалу «осваивается»  на ментальном уровне, а потом, возможно, станет программой к практическому действию. Почему бы и нет? Но, повторюсь,  отождествлять  понимание основного смысла произведения и  факт знакомства, из содержания воспринятого произведения, с некими практическими навыками, неверно  (исключение  — когда главной задачей произведения является задача развития практических навыков, например, кулинарная книга).

Распространен и другой вариант осваивания практических навыков, например, в игре (по-моему, именно это Вы имели в виду в Вашем вопросе). Нередко сначала происходит их закрепление на физическом уровне, особенно у детей, и только потом  – «выведение на уровень» сознания последовательности действий, правил, условий, задач, возможностей и т.д. (Признайтесь, Вам бы хотелось еще и сакральных смыслов? – Дерзайте!) Такие ситуации выходят за непосредственную сферу социальной коммуникации, но это также варианты понимания (освоения, прозрения, догадки, смекалки, почти инсайта) 

;) ;) ;)

ИНТЕРЕСНАЯ ТЕМА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ 
«Тамара Завеновна, такой вопрос к Вам возник: что считать эталоном (если можно так выразиться) выделения мотивационно-целевой структуры конкретного текста? Допустим, один человек увидел одно, а другой- другое. Кто определяет уровень понимания текста на основе сравнения с «эталоном» его структуры? Может, поместить вопрос на сайте?»
Е.В.

ОТВЕТ Адмьянц Т.З. на вопрос Е.В.:

Прежде, чем, сообщать свою точку зрения, хочу обратить Ваше внимание на комментарий от  6 мая (см. ниже). Автор этого комментария верно обрисовал ментальный путь человека к пониманию, но ситуация, когда налицо два или даже более вариантов мнений о смысле воспринятого произведения, в комментарии не рассматривалась. А ведь это очень и очень распространенная ситуация, и именно о ней спрашивает автор вопроса Е.В.  Кстати, на занятиях по проблемам коммуникации подобные вопросы возникают довольно часто: «У нас, мол, плюрализм мнений, и мое мнение вот такое, я так вижу!!!».

Действительно, у нас плюрализм мнений, и каждый человек вправе составлять свое собственное мнение о чем угодно и какое угодно, в том числе и о смысле воспринятого произведения.  Все, что можно в таком случае сделать, — попробовать доказать, что смысл произведения именно такой, а не другой, с помощью мотивационно-целевой структуры, то есть показать все уровни мотивационно-целевой структуры обсуждаемого произведения, объяснить их взаимоподчиненность и особенности «работы» каждого уровня структуры на интенцию («равнодействующую мотивов и целей»). В качестве примера такого доказательства можно посмотреть подробный разбор мотивационно-целевой структуры мультфильма «Ну, погоди!» (см. ниже, на этой же страничке).

В нашей исследовательской работе решение о смысле (смысловой доминанте) анализируемого произведения мы обычно принимаем коллегиально, обсуждая его мотивационно-целевую структуру. Следует сказать, что эта процедура воспроизводима (метод имеет четкие параметры), а полученный результат (смысл произведения) оказывается одинаковым у всех, кто знаком с методом мотивационно-целевого анализа (или, в силу личного таланта, владеет навыками  адекватного восприятия). Напомню, однако, что, как заметил еще Леонардо да Винчи, есть три разновидности людей:
«те, кто видит;
те, кто видит, когда им показывают;
те, кто не видит».

Добавлю свое наблюдение: реакции тех, кто «не видит», иногда бывают довольно агрессивные.

Поэтому задача подобного доказательства непростая и не всегда выполнимая. Такова реальность. Но будем надеяться, что она будет потихоньку, нашими общими усилиями, меняться. 

Всего наилучшего, Т.З. Адамьянц;)

ЕСТЬ ЛИ НЕКИЙ АЛГОРИТМ В ПРОЦЕССЕ ПОНИМАНИЯ? (Вопрос задан по эл. почте)

Здравствуйте, уважаемая Тамара Завеновна!
Я нахожусь под сильным положительным впечатлениям от вашей книги-методики Добрая книга. Я меня двое детей и я интересуюсь воспитанием и развитием дошкольников. Ваша работа уникальна и бесконечно полезна. Сейчас я раздумываю над тем, как адаптировать вашу методику применительно к изобразительному искусству. Вы когда-нибудь думали об этом?
У меня возник методический вопрос об использовании «горки понимания». Правильно ли я поняла, что мы начинаем движение не снизу, а с середины горы — т.е. сначала ребенок выделяет главных героев и события, потом подробности (низ горы), а уже потом переходит к вершине - авторскому замыслу. Получается, что такая визуально удобная горка не подходит для последовательного движения.
Можно ли как-то представить последовательный алгоритм, не связанный с движением вверх-вниз? Или я просто неправильно понимаю методические рекомендации?
С уважением, Тамара П-ова

ОТВЕТ:

Здравствуйте, уважаемая Тамара Попова! (при переписке автор письма разрешила назвать ее имя)

Спасибо за добрый отрыв о «Доброй книге» и методике, помогающей развить навыки понимания!

Отвечаю на Ваши вопросы. Первый вопрос, о том, можно ли адаптировать методику к изобразительному искусству? – Можно, нужно, и что-то уже начато в этом направлении, но впереди – бесконечное число задач и возможностей, включайтесь! Как я понимаю, это сфера Ваших научных интересов.

Поскольку изобразительное искусство — это один из видов социальной коммуникации, здесь, кроме специфических,  действуют и общие, универсальные  для социальной коммуникации законы и механизмы понимания.

Об одной диссертации по изобразительному искусству с использованием семиосоциопсихологических методик я знаю, ее автор Ирина Ерохина (наверное, в Интернете можно найти автореферат). Я также время от времени обращаюсь к анализу произведений изобразительного искусства, недавно в рамках дисциплины «Социальные коммуникации» мы со студентами искали главную смысловую доминанту картины Карла Брюлова «Последний день Помпеи», было интересно.

Теперь Ваш второй «простенький» вопрос, об алгоритме понимания, о том, откуда начинается ментальное движение вверх, к интенции (смыслу). В книге «Социальные коммуникации» я пишу об апдукции, то есть о движении снизу вверх (и далее – о неоднократных ментальных  перемещениях и снизу вверх, и сверху вниз, при которых в сознании выдвигаются и опровергаются гипотезы об авторской интенциональности, то есть происходит момент понимания). А при разборе смысловых доминант мультфильма «Ну, погоди!»  мое движение начинается с середины «горки понимания».  Есть ли здесь противоречие? Я думаю, это не противоречие, а варианты поиска пути к «вершине» (интенциональности). Главное – подняться к «вершине» (смыслу), «построив» в сознании некую ментальную структуру, где все уровни взаимосвязаны и «работают» на донесение интенциональности.

Каждый автор выражает свою уникальную интенциональность по-своему, его поиск при самовыражении всегда индивидуален и уникален, он пользуется теми выразительными средствами, которые представляются ему самыми лучшими, возможными, доступными и т.д. И так же, как нет унифицированного кода (алгоритма) для искусства и даже для общения (разве что кроме ритуального, но и там случаются варианты), так же и при «разгадке» авторской интенциональности унифицированного алгоритма понимания нет. Каждый раз мы ищем, за что бы ухватиться, где тот кончик нити, которая поможет «размотать клубок» и, мало того, создать в сознании виртуальную многоуровневую структуру, вершиной которой окажется авторская интенциональность.
(Адамьянц Т.З.)     ;)

Продолжение переписки

У меня есть блог о раннем развитии детей, и я планировала написать статью для родителей, где доступным языком описать, как использовать вашу методику для всех детских произведений. И конечно, дать ссылку на ваш сайт.
Буду очень признательна, если вы найдете возможность просмотреть мою статью и исправить неточности.
С уважением, Тамара Попова

Ответ: Конечно, присылайте Вашу статью. ;)

Через несколько дней  в блоге Тамары Поповой «Время развивать» появилась статья под названием «Доброе чтение», даю ссылку:

http://vremya-rasvivat.blogspot.ru/2013/05/Dobroe-chtenie.html#more


Сколько может быть вариантов адекватного понимания? 

Е.В. (вопрос задан по e-mail):

Правильно ли я понимаю, что адекватное понимание авторского замысла может трактоваться с позиции уточнения и расширения его в диалоговом взаимодействии? Тогда благодаря аудитории (адресату вообще) происходит порождение множественных вариантов адекватных пониманий, что обогащает всех участников коммуникации,включая автора – если он может быть участником коммуникации, что очень в духе постнеклассического подхода.

ОТВЕТ:

Следует различать авторский замысел и авторскую интенциональность, овеществленную в конкретном произведении. Интенциональность – гораздо шире: она включает в себя не только замысел, но и мотивацию, которую автор не всегда осознает, потому что, во-первых, таково свойство нашей психики; во-вторых, для творчества иногда даже хорошо, что не осознает (вот, например, Гоголь Николай Васильевич мотивации лучших своих произведений не осознавал, судя по его письмам); в-третьих…сейчас для нас важно, что автор не всегда осознает свою мотивацию…

Интенциональность – это «равнодействующая мотивов и целей» (замысел тоже входит в  цели), и при адекватном восприятии следует понять именно интециональность (сначала понять, а потом уж как хочешь, вправе и не соглашаться…). Понять интенциональность автора непросто – это нелегкий интеллектуальный труд, под силу далеко не всем (цифры можно посмотреть в разделе «Публикации», а о непосредственной процедуре понимания – в разделе «Актуально», в материале «Накануне 21 декабря»).

Адекватное понимание авторского замысла ограничено авторской коммуникативной интенцией,  она уже «овеществилась» теми средствами, которые автор использовал (вспомним народную мудрость: слово – не воробей, вылетит – не поймаешь…).

Но вот порассуждать о том, «что было бы» и «как было бы» и как «в другой раз лучше» – это же никому не возбраняется, уточняйте и расширяйте сколько угодно, в диалоговом или ином взаимодействии…  В таком случае благодаря участникам  обсуждения действительно «происходит порождение»… но не вариантов адекватных пониманий (адекватное понимание, повторяюсь, ограничено авторской коммуникативной интенцией), а  порождение замыслов новых произведений, причем каждое уже с ДРУГОЙ, не прежней авторской интенциональностью! А если и автор участвует в «расширении и уточнении» – значит, он тоже планирует новое произведение, и тоже уже с ДРУГОЙ интенциональностью!

Такие обсуждения могут быть вполне полезными и творческими, но вот смешивать вопросы понимания и нового творчества не надо, не только потому, что автора следует уважать, но и потому, что в результате задача адекватного понимания может вообще оказаться необязательной. Зачем напрягаться, чтобы понять автора, если можно нафантазировать или просто высказать предположение?

Впрочем, от обсуждения может быть и «прямая» польза, то есть коллективный поиск пути к постижению смысловых доминант. Но и в таком случае адекватное понимание ограничено  авторской коммуникативной интенцией, не бывает множественных вариантов адекватных пониманий  (в рамках одного и того же произведения )!

В заключение для приверженцев постнеклассического подхода приведу еще одну поговорку: суп – отдельно, мухи – отдельно.

А для автора вопроса, уважаемой  Е.В., — моя личная благодарность за хороший, можно даже сказать, мудрый вопрос!   ;)

(Т.А.)

Продолжение обсуждения (комментарий  Е.В.).

Е.В.: Да, действительно, в опубликованном тексте уже все определено, и задача читателя- опознать авторскую интенциональность. И, если у автора меняется или уточняется замысел, он реализуется в другом тексте и в другой интенциональности
А как объяснить ситуацию , когда читатель двигается в тексте (в Интернете) по гиперссылкам , и, как утверждают постмодернисты, создает в результате свой гипертекст на основе нескольких авторских, и сам становится автором. Распространяется ли семисоциопсихологическая концеция на такую коммуникацию?

Ответ 

Такую особенность современных форм коммуникации с позиций семиосоциопсихологии можно объяснить следующим образом. Человек, двигаясь по гиперссылкам в Интернете, чаще всего ставит своей целью собрать некую подборку на определенную тему из разных материалов, часть которых может быть оригинальными произведениями (текстами). При этом он вряд ли станет, находясь в здравом уме, заявлять о том, что принадлежащие конкретным авторам и включенные им в подборку целостные, завершенные коммуникативные акты (произведения) – продукт его творчества, то есть что он их автор. (Для этого существуют ссылки и другие юридические формальности, предусмотренные авторским правом; нарушение этих формальностей легко обнаружить благодаря Интернету.)
Однако заявить о том, что он автор подборки, которую он каким-то образом зафиксировал и представляет как целостный, завершенный коммуникативный акт, вполне возможно, ведь такая подборка отличается личностной интенциональностью составителя. Интернет, конечно, максимально облегчил процесс составления разного рода подборок, причем с использованием разных семиотических (знаковых) средств: рефераты, например, привычное дело даже для школьников. Вспомним, однако, что как жанр авторские подборки появились намного раньше Интернета (литературные композиции, музыкальные попурри и т.д.). Никакой существенной разницы в таком случае между терминами текст (как целостный, завершенный коммуникативный акт) и гипертекст (если подразумевается целостный, завершенный коммуникативный акт) нет, новый термин кажется мне надуманным, так же, как и утверждения некоторых современных научных концепций о «смерти», то есть «растворении» автора. Самая большая, самая непреходящая ценность и сегодня, как и в прежние времена, – это авторский интеллектуальный, творческий продукт, и на его защите – все тот же Интернет.
Ну а если речь идет просто о «наборе» разных материалов, к которым человек обращался в процессе поиска, размышлений, уточнений, накопления знаний и т.д., говорить в таком случае и о тексте, и о гипертексте неверно, разве что традиционное листание словарей, чтение книг, составление черновиков, набросков, запоминание стихотворений, правил, формул и т.д. тоже называть гипертекстом, в угоду изобретателям  новых терминов;)

Обсуждаем навыки понимания 

Я отдаю себе отчет, что теоретические статьи об особенностях и механизмах понимания читают далеко не все. Но вот реально происшедшие случаи особенностей понимания популярных, всем известных произведений, скорее всего, привлекут внимание многих.

Через мои руки проходит большое количество анкет, где одним из главных заданий является просьба назвать, во-первых, любимую в раннем детстве сказку и любое понравившееся произведение (книгу, фильм, мультфильм, телепрограмму, песню, театральную постановку и т.д.) и, во-вторых, назвать то самое главное, что хотели сказать, передать, выразить авторы этих произведений.  По сути дела, вопрос о самом главном побуждает определить, сформулировать интенциональность, или смысл произведения (подробнее см., например, раздел этого сайта «Добрая книга», методические рекомендации), а анализ полученных ответов в анкетах позволяет судить о личностных особенностях понимания.

Предлагаю такой «формат» наших взаимодействий в этом разделе.

1)Я пересказываю содержащиеся в анкетах ответы  о каком-нибудь популярном произведении и предлагаю Вам выбрать тот вариант, с которым Вы согласны, или же — предложить свой собственный ответ.

2)Вы при желании отвечаете (оставляете комментарий).

3)Через два-три дня я называю вариант, который соответствует адекватному восприятию, обосновывая свое решение кратким мотивационно-целевым анализом обсуждаемого произведения.

4)Вы при желании оставляете свой комментарий.

А потом – следующее произведение. Надеюсь, будет интересно.

;)

Мультфильм «НУ, ПОГОДИ!» (обсуждаем особенности понимания)

Очень многие представители современных подростков и молодежи заявили, что в своем раннем детстве  любили именно этот мультфильм.

Привожу дословно типичные ответы на вопрос о самом главном, что хотели сказать, передать, выразить авторы этого мультфильма.

 Заяц не может быть другом волка.

Добро побеждает зло.

Волк зайцу не товарищ.

Нужно быть добрее.

Хотели показать социум СССР, как уживаются между собой пролетариат и интеллигенция.

Показана пародия на советское общество. Волк выступает как хулиган, гоняющийся за обычным жителем.

Прикольный мультик.

Волк – положительный.

Хотели показать взаимоотношения сильного и слабого, как хитрость, смекалка могут помочь слабому в борьбе с сильным.

Можно найти общие дела, несмотря на все разногласия.

С какой позицией согласны Вы? (внесено 24 января 2012)

;)

 Анализ мотивационно-целевой структуры мультфильма «Ну, погоди!» 

Учитывая то, что наши обсуждения только начинаются, разбор мотивационно-целевой структуры мультфильма «Ну, погоди!» будет максимально подробным. Сначала попробуем сгруппировать повторяющиеся содержательные элементы этого мультфильма (структурно все серии практически однотипные). В принципе, при определенных навыках эту процедуру можно пропускать, то есть проводить ее мысленно, что и происходит автоматически с теми, кто отличается адекватным восприятием.

  1. Волк ведет себя недостойно: пытается поймать  (найти, схватить, испугать и т.д.) Зайца, курит и т.д.
  2. Волк в погоне за Зайцем попадает в неприятные для себя, а порой и болезненные ситуации.
  3. Заяц занимается безобидными делами: гуляет, поливает цветы и т.д.
  4. Заяц не замечает агрессии; ничего плохого с ним не случается.
  5. Время от времени появляются другие персонажи, которые нейтральны по отношению к Зайцу и Волку и поступают соответственно своим жизненным задачам, но в результате способствуют спасению Зайца и созданию неприятностей для Волка.

 

Попробуем проследить внутреннюю логику между выделенными блоками содержательных элементов (есть ли, например, например, такие связи: «причина-следствие»)  и выделить блок, характеризующий проблемную ситуацию.

Причинно-следственные связи нетрудно обнаружить между блоками «1-2» и «3-4».

«На поверхности» и проблемная ситуация «блок 1»: Волк довольно агрессивен по отношению к Зайцу, и содержание (о чем?) фактически представляет собой ситуации, иллюстрирующие  такое отношение Волка к Зайцу.

А теперь начинаем  выстраивать непротиворечивую (логически и эмоционально непротиворечивую)  мотивационно-целевую структуру из имеющихся содержательных блоков,  учитывая их иерархичность (выше – более  главные, ниже – те, которые им «служат») и дополняя новыми структурными элементами, которых на содержательном плане мультфильма нет и о которых надо догадаться. Как видите, это непросто даже при восприятии детского мультика: процесс понимания связан с неоднократным выдвижением и опровержением гипотез о том, что хотел сказать, выразить, передать автор и выстраиванием в сознании непротиворечивой ментальной структуры.

Для помощи обратимся к типовой мотивационно-целевой структуре  

Анализ всегда полезно начинать с выявления проблемной ситуации, поскольку она пронизывает все уровни структуры. Мы ее только что определили: Волк агрессивен по отношению к Зайцу.

Многочисленным примерам, иллюстрирующим проблемную ситуацию, пробуем отвести позицию IV  уровня – уровня иллюстраций.

В таком случае подробности, детали и нюансы этих иллюстраций: кто из персонажей что именно сделал;  что сказал; в какой последовательности; какие неожиданности при этом случились; какая музыка звучала; цвет; звук; ракурс; темпоритм; одежда и т.д. занимают более нижние позиции: V уровня - фонов и VI уровня  — фонов к фонам. Пока что непротиворечиво, не так ли?

Что еще, кроме названной выше проблемной ситуации, иллюстрируют примеры IV  уровня? Это еще и иллюстрации многочисленных неприятных ситуаций, в которые практически добровольно попадает хулиганистый и не очень дальновидный Волк, недаром его порой жалко. Выдвигаем гипотезу: может быть, создатели мультфильма хотели сказать, что не надо быть агрессивным? (Это тезис, II уровень структуры, словами не выражен.)

Почему не надо? Да потому, что в результате случаются разные неприятности (это III уровень, доказательства, аргументы к тезису, словами также не выражены).

Опять-таки непротиворечиво, не так ли?

В симметрии (см. схему) по отношению к вышеназванным тезису и аргументам (о том, каким не надо быть) оказываются противоположные по знаку тезисы и аргументы (каким надо быть): надо вести себя прилично и доброжелательно (контртезис, словами не выражен).

Почему? Да потому, что в результате с Зайцем все благополучно (контраргумент) и так уж получается, что все обстоятельства и все персонажи, кроме Волка, фактически помогают благополучному разрешению ситуации (еще один контраргумент, словами также не выражен).

Можно ли считать, что названные нами тезисы и есть самое главное, что хотели сказать, передать, выразить создатели мультфильма? То есть что они хотели создать и создали дидактический, нравоучительный фильм? Но не будем забывать о юморе, веселом и талантливом гротеске ситуаций: задача повеселить зрителя также, безусловно, входила в коммуникативное намерение авторов. Поэтому «равнодействующая мотивов и целей (интенциональность) фильма  –  развеселить зрителя, высмеяв агрессивность, показав ее нелепой и  наказуемой «по жизни».

Перед нами комплекс основных смысловых доминант   мультфильма «Ну, погоди!», словами также не выражен, сформулировать  одним словом практически невозможно; для того, чтобы его понять, следует «пройти» многоуровневый «ментальный путь».

Продолжение комментария.

Для адекватного понимания важно понять авторскую интенциональность, а не выдвигать  вместо этого свое личное видение разрешения проблемной ситуации. Это две разные ментальные ситуации, и подменять одну другой не следует. Многие люди попытки понять автора замещают своими умозаключениями, предложениями или предположениями (например, «заяц не может быть другом волка»; «заяц волку не товарищ»; надо дружить; надо  найти общее дело), на которые они, конечно же, имеют полное право и которые, по сути дела, имеют свою логику, но все же адекватное восприятие связано  с  осознанным пониманием интенциональности автора.

А свои умозаключения и предложения – делайте, пожалуйста, но не вместо, а отдельно; особое ментальное удовольствие – когда эти две позиции совпадают, то есть Вы понимаете, ЧТО именно хотел сказать, выразить автор, и Ваши собственные умозаключения и предложения аналогичны его «равнодействующей мотивов и целей».

Несколько слов об ответе  «добро побеждает зло», который очень часто встречается в анкетах. С одной стороны, вроде бы все верно, но, с другой, это уже штамп, общее место, за которым не видна особенность именно того произведения, о котором идет речь. Ведь так сказать можно практически обо всех произведениях. Вот в мультфильме «Ну, погоди!» — какая тут особая борьба добра и зла? Ответ «добро побеждает зло», конечно, нельзя назвать неадекватным, но все же адекватное восприятие предполагает углубленное понимание именно той «равнодействующей мотивов и целей», которая «вызвала к жизни» именно это произведение.

;)

Предлагаю темой следующего обсуждения роман Ф.М. Достоевского «Идиот» — его часто упоминают в анкетах как произведение, которое понравилось и даже повлияло на мировидение.

 

 

One thought on “Давайте обсудим!

  1. Если позволите, выскажу свое мнение по последнему вопросу, предложенному к обсуждению. Мне кажется, понимания не состязаются между собой. Понимание текста, как и понимание природного явления — это некая гипотеза, объясняющая какие-то проявления замысла, внешнее выражение смысла. Если другая гипотеза объясняет больше, то она ближе к истине (скорее всего). Это похоже на расследование преступлений знаменитым методом дедукции. Понимание — это процесс, длящийся до тех пор, пока не будет понято все.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>